Экспертное сообщество оценило перспективы создания Центра санации бизнеса

Мария Шувалова

Экспертное сообщество оценило перспективы создания Центра санации бизнеса
SvetaZi / Depositphotos.com 

Статистические данные подтверждают, что существующие в настоящее время реабилитационные процедуры, которые могут применяться в рамках дела о банкротстве для восстановления платежеспособности должника – юридического лица, а именно: внешнее управление и финансовое оздоровление (гл. V-VI Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве), являются недостаточно эффективными. По данным ЕФРСБ, за первое полугодие 2018 года они использовались только в 1,5% от общего количества введенных процедур банкротства.  Поэтому профессиональное сообщество снова начало активно обсуждать возможные варианты предотвращения банкротства попавших в сложную финансовую ситуацию предприятий. Одно из предложений – о создании Центра санации бизнеса (далее – Центр) в виде акционерного общества со 100%-м участием государства как площадки для взаимодействия должников-предпринимателей, кредиторов, инвесторов и санаторов и координации их действий в целях предупреждения банкротства и восстановления платежеспособности должника – обсуждалось в ходе состоявшегося вчера круглого стола, организованного Комитетом Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности. Мнения о целесообразности создания такой структуры разделились.

 

Позиция сторонников создания Центра санации бизнеса

Предложение о формировании государственной, по сути, структуры, которая будет заниматься деятельностью по предупреждению банкротства организаций, поддерживает, в частности, ТПП РФ, отмечая успешность функционирования Фонда консолидации банковского сектора и соответствующей управляющей компании, осуществляющей за счет средств фонда мероприятия по финансовому оздоровлению кредитных организаций: проведение прямой докапитализации санируемого банка, доверительное управление приобретенными в рамках санации акциями, иным имуществом и правами требования и др. Поскольку никакого отличия с точки зрения организации самого бизнеса в некредитной сфере нет, аналогичная структура для осуществления мер по финансовому оздоровлению некредитных организаций необходима, уверен председатель Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике Владимир Гамза. И так как речь в данном случае идет и о непосредственном управлении бизнесом, Центр должен обладать соответствующими полномочиями.

Очень важна возможность передачи бизнеса управляющим, имеющим опыт не просто участия в делах о банкротстве, а именно вывода предприятий из кризиса с учетом их отраслевой принадлежности, в случаях возбуждения уголовных дел в отношении предпринимателей. Как отметил глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи, начавшееся в отношении владельца предприятия уголовное производство сразу останавливает кредитные процессы, и риски рейдерского захвата бизнеса резко возрастают. Изменить ситуацию, по мнению эксперта, может как раз создание Центра в качестве координатора деятельности по санации попавших в сложные финансовые условия предприятий, который среди прочего сможет подбирать для них аттестованных и ответственных арбитражных управляющих, нацеленных не на банкротство, а на эффективное проведение антикризисного управления, но только в случае, если будет определен также механизм возврата контроля над бизнесом его владельцу.

 

Позиция противников создания Центра

Среди тех, кто считает создание такой структуры нецелесообразной, нужно выделить в первую очередь Минэкономразвития России, так как именно оно является уполномоченным органом по нормативно-правовому регулированию в сфере несостоятельности (банкротства) и финансового оздоровления (п. 1 Положения о Минэкономразвитии России). Так, непонятно, по мнению министерства, как будет осуществляться финансирование Центра. Если за счет отчислений предпринимателей – таким способом, напомним, формируется в рамках деятельности Фонда защиты прав граждан – участников долевого строительства компенсационный фонд, средства которого используются для завершения строительства объектов, выплаты возмещений дольщикам, не получившим жилье, и т. д., – то это дополнительная нагрузка на бизнес. «Если за счет бюджета, то это подмена рыночных механизмов государственными, увеличение концентрации государства в экономике», – подчеркнул заместитель Министра экономического развития РФ Илья Торосов. Кроме того, по его словам, создание такой структуры не в качестве субъекта, непосредственно принимающего меры по предотвращению банкротства, а координатора деятельности санаторов – организаций или управляющих, которые такие мероприятия будут осуществлять, должников и кредиторов тем более неоправданно, так как можно использовать для этих целей, например, консалтинговые или оценочные компании. При этом саму по себе необходимость введения эффективных мер защиты предпринимателей в рамках банкротства, в том числе предоставления новых возможностей по восстановлению платежеспособности должников, профильное министерство не отрицает и, как сообщил замминистра, разрабатывает новую концепцию банкротства юридических лиц, предполагающую принятие нескольких законопроектов. Не исключено, что утверждение такой концепции ускорит рассмотрение законопроекта о реструктуризации задолженности юридических лиц1, принятого в первом чтении еще в конце 2017 года. Помимо предполагаемого появления еще одной процедуры, которую можно будет применять в рамках дела о банкротстве для восстановления платежеспособности должника, стоит обратить внимание на сроки ее проведения. Согласно проекту продолжительность реализации плана реструктуризации долгов не должна превышать четыре года со дня его утверждения судом, но по решению собрания кредиторов может быть продлена – не более чем еще на четыре года, то есть вся процедура может осуществляться в течение восьми лет. Это существенно повышает вероятность ее эффективной реализации, так как установленные действующим законодательством сроки – общая продолжительность финансового оздоровления и внешнего управления, напомним, не может превышать два года (п. 2 ст. 92 закона о банкротстве) – являются одной из причин их непопулярности у самого бизнеса, так как восстановить платежеспособность предприятия-должника за такой непродолжительный период времени, как подчеркивают эксперты, невозможно.

Нюансы привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по его обязательствам – в материале «Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов» Энциклопедии решений интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Кстати, банкротство организаций далеко не всегда выгодно и для их кредиторов. По приведенным соруководителем судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Валерием Ерёменко данным, в 2017 году было удовлетворено только 5,5% требований кредиторов. Отчасти такой показатель связан с тем, что процедура банкротства использовалась многими должниками как механизм освобождения от ответственности перед кредиторами. После введения субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц в случае невозможности полного погашения по их вине требований кредиторов (ст. 61.11 закона о банкротстве; вступила в силу 30 июля 2017 года) ситуация изменилась, и сейчас активно развивается практика применения этих норм, но до конца проблема еще не решена. «Должник не поставлен законодательно в такую ситуацию, чтобы при наличии проблем идти договариваться с кредитором. Пока на законодательном уровне не будут разрешены вопросы контроля за процедурой банкротства, включения в реестр требований аффилированных с руководством должников кредиторов, не будет введен институт независимых от бенефициара, других кредиторов арбитражных управляющих, которые действуют в рамках закона и в интересах всех кредиторов, и не решена проблема использования процедуры банкротства для того, чтобы расплачиваться только с отдельными кредиторами, продолжая генерировать задолженность перед другими, в том числе перед бюджетом, энергоснабжающими организациями, нецелесообразно обсуждать технические вопросы, в частности о создании площадок для достижения равновесия по защите должников, которые попали в сложную финансовую ситуацию, и кредиторов, с которыми они должны договариваться», – обозначила позицию ФНС России по данному вопросу заместитель начальника Управления обеспечения процедур банкротства ведомства Оксана Мучараева.

При этом стоит подумать и о том, как стимулировать кредиторов к реструктуризации задолженности организаций, а не инициированию процедур банкротства, полагают эксперты. Например, об уменьшении нормативов по формированию резервов на возможные потери по задолженностям для тех банков, которые осуществляют реструктуризацию долгов предприятий, отметила представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей по вопросам банкротства Наталья Коцюба.

Еще один обозначенный участниками обсуждения возможный вариант развития событий – создание структуры, занимающейся вопросами санации бизнеса не на федеральном, а на региональном уровне (то есть формирование ее в каждом регионе), или наделение соответствующими функциями организаций, оказывающих поддержку предпринимателям.

***

Таким образом, вероятность создания единого Центра санации бизнеса все-таки невелика, но вопросы повышения эффективности реабилитационных процедур в рамках банкротства юридических лиц продолжают обсуждаться, и есть все основания ожидать довольно существенных законодательных изменений в этой сфере.

______________________________

1 С текстом законопроекта № 239932-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации долгов в делах о банкротстве юридических лиц» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Источник: garant.ru

Добавить комментарий

*

12 − 5 =